Tue. Apr 7th, 2020

Алматы: жизнь за полицейским кордоном

То, что мой дом находится теперь на карантине, я узнала поздним вечером 19 марта от отца, который, в свою очередь, прочитал информацию об этом в соцсетях.

До этого, утром власти объявили, что весь двухмиллионный город Алматы будет закрыт на карантин. Но оказалось, что, помимо общего, был введен режим так называемого локального карантина, под который попали дома, в которых живут зараженные коронавирусом. В том числе и жилой комплекс, расположенный в нашем дворе.

Выглянув в окно, я заметила огни полицейских машин возле этого жилого комплекса. Приглядевшись повнимательнее, увидела также трех полицейских, которые стояли перед контрольно-пропускным пунктом, установленным перед въездом во двор. Как выяснилось, причиной введения локального карантина стала жительница многоэтажного дома напротив, которую двумя днями ранее увезли в больницу, где диагностировали коронавирус.

У того дома общий двор с моим и еще тремя, поэтому на карантин были помещены жители всех четырех домов. Как это выглядело? Все выезды со двора были ограждены и находились под 24-часовой охраной полиции, жителям разрешалось выходить только во двор и маленький продуктовый магазин, находящийся на первом этаже одного из четырех карантинных домов.

Блок-посты вокруг Алматы

К моменту введения общего карантина, в Алматы было официально зарегистрировано 18 случаев заражения коронавирусом. Он был объявлен 19 марта, в течение 72 часов все иногородние обязаны были покинуть город. На всех возможных дорогах, по которым можно было попасть в Алматы, были сооружены блок-посты, на которых выставлены полицейские и военные патрули, которые не пускают в город тех, кто не имеет алматинской прописки. А в полночь на 22 марта город полностью закрыл границы: перестали летать самолеты, ходить поезда и междугородние автобусы. Также в город теперь пропускают только автомобили, имеющие специальные пропуска – эти автомобили доставляют продукты, лекарства и товары первой необходимости.

Что такое локальный карантин

С утра 20 марта мой телефон не умолкал, родственники и соседи звонили, пытаясь выяснить больше информации. К обеду человек в маске и защитном костюме произвел санитарную обработку подъезда, возле контрольного пункта с одной стороны стояла группа полицейских, а с другой стороны постоянно подходили жильцы домов с многочисленными вопросами.

В то же время обычно довольно тихий днем двор был необычайно оживлен – дети катались на самокатах, взрослые совершали пробежки по периметру, другие медленно прохаживались, останавливаясь послушать сплетни соседей. Для меня, свято верящей, что распространение вируса может быть остановлено преимущественно самоизоляцией, этот день не отличался от предыдущих – мы старались не выходить за двери. Запасов продуктов у нас в квартире было достаточно для предполагаемых 15 дней карантина, к тому же нам сообщили, что передача продуктов через родственников или службу доставки разрешена.

Единственной, но значимой проблемой для меня оказалась моя собака, которой нужно было снимать послеоперационные швы через неделю. Мы пошли узнавать, что можно сделать в этой ситуации, надеясь получить разрешение на передачу собаки родственникам, которые бы смогли отвезти пса в клинику.

К этому времени во дворе начал работу оперативный штаб, в котором заместитель руководителя района слушал вопросы жильцов и старался предоставить как можно больше информации. Также там присутствовал и высокопоставленный представитель санитарных служб, который на наш вопрос ответил, что пса не выпустят из зоны карантина, так как питомцы являются переносчиками COVID-19. Однако, согласно данным Французского агентства санитарной безопасности, COVID-19 не может распространяться через домашних животных, так же как и через домашний скот (https://www.anses.fr/en/content/covid-19-cannot-be-transmitted-either-farm-animals-or-domestic-animals-0), но возможно ли было в данной ситуации спорить с официальным лицом?

Для многих это покажется несущественной проблемой, но люди, у которых живут четвероногие друзья и которые воспринимают их как членов семьи, поймут нашу озадаченность. Рядом стоящая соседка сказала, что снимать швы не очень сложно, поэтому мы решили, что если ничего другого предпринять не удастся, то будем снимать швы в домашних условиях. По дороге домой мы услышали жалобы от соседей, что в единственном доступном продуктовом магазине нет хлеба и молока, а цены на остальные товары завышены. Люди просили у представителя властей помощи в этом вопросе.

На следующий день мы вышли «на разведку» в этот магазин. Там уже появились и хлеб, и молоко, и магазин принимал заказы жильцов на поставку продуктов.

О том, что наш дом сняли с карантина, мы узнали вечером 20 марта. Под карантином до сегодняшнего дня остается только подъезд, в котором расположена квартира пациентки с коронавирусом. Жизнь вернулась в прежнее русло каждодневных реалий беспрецедентной пандемии. Но в разных концах Алматы остаются под локальным карантином еще около десятка таких домов, жильцы которых находятся в подобных условиях.

Что дальше?

На данный момент в Алматы зарегистрированы 23 человека, зараженных COVID-19. Школы, университеты, театры и музеи были закрыты еще 16 марта. С 21 марта закрыты для прогулок все городские парки, походы в горы, которыми славится мой город, также запрещены. Из окон я наблюдаю меньшее количество прохожих, несмотря на теплую весеннюю погоду. В будние дни на дорогах меньше машин, а знакомые, которые вынуждены выходить из дома, говорят, что в общественном транспорте стало значительно меньше людей.

На данный момент единственный известный ученым способ снизить распространение смертоносного вируса – это изоляция и социальное дистанцирование. Мы, все жители планеты, несем ответственность за то, как долго продлится пандемия. Пожалуйста, не выходите из дома без острой необходимости. Будьте здоровы!

%d bloggers like this: