Вс. Сен 15th, 2019

Карта китайских инвестиций в Европе

Китай и Европа давно стали постоянными торговыми партнерами, но за последние десятилетие доля китайских инвестиций в Европу существенно возросла. The Diplomat в материале Mapping China’s Investments in Europe пишет со ссылкой на Rhodium Group, что прямые иностранные инвестиции (ПИИ) Китая в ЕС увеличились почти в 50 раз всего за восемь лет: с менее чем $840 млн в 2008 году до рекордного уровня в $42 млрд (35 миллиардов евро) в 2016 году. Нынешняя ситуация отражает изменение парадигмы в китайско-европейских отношениях, которую необходимо проанализировать на предмет экономического и геополитического влияния на Европу.

Интересы Китая в Европе разнообразны — от доступа к новым технологиям, высокотехнологичным активам и знаниям до более широкого коммерческого доступа на европейский рынок, а также выхода на третьи рынки (США, например) через европейские корпоративные сети. Китайские инвесторы ищут торговые марки для повышения конкурентоспособности своей продукции — как дома, так и за рубежом, принимая на себя ключевую роль в интегрированных региональных и глобальных цепочках создания стоимости. За счет стратегических мер по укреплению экономической роли в регионе Пекин намерен усилить политическое и дипломатическое влияние в Европе.

Смена инвестиционной парадигмы

В то время как европейские инвестиционные потоки в Китай исторически опережали исходящие китайские потоки, с 2014 года ситуация быстро изменилась из-за китайских ПИИ в ЕС. В 2016 году новые китайские инвестиции в ЕС оказались более чем в четыре раза выше (достигнув рекордного уровня в 35 миллиардов евро), чем европейские ПИИ в Китай (8 миллиардов евро).

Общие китайские инвестиции в Европу, включая слияния и поглощения (M&A) и инвестиции в «зеленую сферу», в настоящее время составляют $ 348 млрд, Китай приобрел более 350 европейских компаний за последние 10 лет.

Конечно, доля китайских ПИИ в Европе, составляющая 2,2%, остается низкой по сравнению ПИИ на американском рынке, составляющими 38%. Аналогичным образом в странах ЕС в 2016 году на долю Китая приходилось лишь 4% от общего объема прямых иностранных инвестиций против 36% в от общего объема прямых иностранных инвестиций в Соединенных Штатах. Хотя китайские инвестиции в ЕС все еще сравнительно невелики, они быстро развиваются и растут беспрецедентными темпами.

Диверсифицированная китайская стратегия в Европе

В глазах китайских инвесторов Европа разделена на три отдельные зоны — Запад, Юг и Восток. Они отличаются по уровню экономического благосостояния, технического прогресса, географическому положению и институциональной структуре. Подобный подход определяет диверсифицированную стратегию китайских инвестиций в Европе с акцентом на капиталовложения в основные страны ЕС, дополняемые крупными проектами развития инфраструктуры на периферии блока.

В Западной Европе китайские инвесторы нацелены на стратегические активы, а также сферы исследований и разработок, причем крупнейшие и богатые европейские страны привлекают самые большие инвестиции. В 2017 году на Великобританию пришлось $70 млрд китайских ПИИ, на Италию — $31 млрд, Германию — $20 млрд, Францию — $13 млрд, то есть 75% от общего объема инвестиций Китая в рынок ЕС.

В Южной Европе китайские компании использовали экономический кризис и его последствия, чтобы сосредоточиться на широкомасштабном процессе приватизации и посткризисной реструктуризации. В Италии китайские ПИИ начали расти с 2014 года, достигнув 5 миллиардов евро ($ 5,7 млрд), что соответствует примерно 10% от общего объема китайских инвестиций на европейском фондовом рынке. В 2015 году приобретение Китаем Pirelli сделало Италию основным пунктом назначения китайских ПИИ в Европе и дало Пекину доступ к одному из крупнейших производителей автомобильных шин в мире и выход на рынок замены — сегмент, в котором до недавнего времени доминировали крупнейшие европейские производители и японские бренды.

В Греции китайский государственный гигант COSCO Holdings Company приобрел 67% акций порта Пирей, крупнейшего в Европе пассажирского порта. Теперь Пирей считается ”воротами Китая в Европу”, а сроки доставки китайских товаров сократились на одну неделю.

Что касается объемов инвестиций в Европу на душу населения, то Португалия стала основным получателем китайских инвестиций с притоком около 9 миллиардов евро. Китай начал работать с Португалией после финансового кризиса в 2010 году, инвестировав в широкий спектр стратегических активов, таких как электричество, транспорт, нефть, финансовые услуги, страхование, здравоохранение и недвижимость.

В Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европе Китай использует платформу ”16+1”, которая объединяет разнообразную группу стран, входящих и не входящих в ЕС. По всему региону спрос на льготное кредитование высок, человеческий капитал рентабелен, а условия для работы для китайских инвесторов упрощены. И самое главное — идеальное стратегическое расположение. Центральная и Восточная Европа соответствуют основным целям Китая: созданию транспортных сетей для продвижения инициативы ”Один пояс — один путь” и инвестициям для дальнейшего расширения капитала в ЕС. Тем не менее китайские инвестиции в регионе составляют небольшой процент по сравнению с основными странами ЕС.

Как ЕС воспринимает китайские инвестиции 

Китай не самый простой партнер ЕС. Среди спорных вопросов — обеспокоенность по поводу прав интеллектуальной собственности, искажения цен из-за субсидируемого демпинга, неравных условий доступа к рынкам, а также дискриминации компаний ЕС в китайских государственных тендерах. Существует также проблема взаимности: такие сектора, как финансы, телекоммуникации, логистика и государственные закупки, ограничены для иностранных инвесторов в Китае, но открыты для китайских инвесторов в ЕС. Это усиливает политический аспект асимметричного доступа к рынку. Огромный объем инвестиций — более 70% из которых финансируются государственными предприятиями, поддерживаемыми правительством Китая, — ошеломляет и сбивает с толку политиков, которые не могут верно оценить воздействие на суверенитет и безопасность Европы.

Многие европейские экономики, все еще не полностью оправившиеся от кризиса в еврозоне, положительно оценивают китайские инвестиции как источник финансового капитала, роста налоговых поступлений, занятости, развития инфраструктуры и рыночных возможностей. Но в последние несколько лет возникли опасения, и европейские столицы пытаются найти баланс между основными принципами экономической открытости и проблемами безопасности, связанными с растущей китайской активностью в Европе. Озабоченность включает роль китайского государства в экономике, отсутствие взаимности и добросовестной конкуренции, риск потери национальной конкурентоспособности и технологического лидерства, а также более традиционные проблемы безопасности, связанные с критически важной инфраструктурой, стратегическими активами и оборонными технологиями.

В сентябре 2018 года по просьбе трех стран (Германии, Франции и Италии) Европейская комиссия предложила новый закон о создании Общих европейских рамок для проверки ПИИ. Закон касается стратегических активов, которые имеют решающее значение для европейской безопасности и общественного порядка, включая приобретение критически важных технологий, инфраструктуры или конфиденциальной информации за рубежом.

Учитывая практически повсеместный разворот Европы в сторону популистских настроений, национальный суверенитет и инвестиционная политика становятся основной темой для многих европейских стран. Это особенно касается малых государств, обеспокоенных тем, что механизм контроля инвестиций на уровне ЕС может быть несправедливо использован крупными государствами-членами блока в качестве инструмента влияния, дополняя существующие преимущества, которыми обладают наиболее развитые страны ЕС в области экономических и торговых отношений с Китаем.

Расходящиеся взгляды внутри ЕС относительно увеличения китайского присутствия в экономиках стран Евросоюза отражают расходящиеся интересы относительно сильных сторон и потребностей национальных экономик. Инновационные и ориентированные на развитие экономики будут стремиться к большей защите в сочетании с осторожным выходом на китайский рынок. Экономики, в значительной степени зависящие от потребления, туризма и иностранного капитала, получат большие выгоды от китайских инвестиций и, следовательно, будут по-разному оценивать инвестиционные риски.

В отсутствие хорошо скоординированной европейской позиции подход Китая к ”16+1”,  в основе которого лежат региональные или двусторонние отношения со странами и который сам по себе способствует конкуренции и разделению между государствами, может оказаться сложным для будущего принятия решений в ЕС. В конце концов, история растущего влияния Китая в Европе может быть связана как с неоспоримым экономическим подъемом страны, так и с потенциальной фрагментацией Европы.

#Китай #Евросоюз #инвестиции #16+1

Мнение редакции может не совпадать с позицией автора. Источник.

%d такие блоггеры, как: